Скандинавские мифы лесопользования
Лесных духов в северных лесах сменили целлюлозно-бумажные компании-монополисты

Скандинавские мифы лесопользования


По материалам публикации Лесного портала Карелии, 2011 
К концу «нулевых» Россия столкнулась с истощением доступных запасов леса, что поставило перед властью, бизнесом и обществом вопрос об изменении практики лесопользования с учетом зарубежного опыта – как положительного, так и отрицательного.
Кто диктует правила игры

У нас распространено мнение, что при весьма эффективном лесопользовании в странах Северной Европы (Швеции, Финляндии) соблюдается природоохранное законодательство и сохраняются ценные природные территории, однако увиденное нами в ходе ряда международных экспедиций в шведских и финских лесах это не подтверждает. 

По свидетельству опрошенных в ходе экспедиций скандинавских специалистов, более трети рубок на территории Швеции проводится с нарушением природоохранного законодательства, которое и без того довольно «мягкое». В шведских лесах практически нет охранных зон вокруг водоемов, а интенсивные рубки уже привели к тому, что ртуть из поверхностных слоев почвы попадает в воду рек, и поэтому беременным женщинам рекомендовано не употреблять в пищу местную рыбу. На многих шведских реках установлены известковые башни, с помощью которых восстанавливается нормальная кислотность воды. 

Частная собственность и собственность компаний на лес в странах Северной Европы составляет 70–80% от общей площади лесов. При этом мелкие частные лесовладельцы не являются свободными в своих действиях по выбору модели лесопользования в собственных лесах, видам производимой лесопродукции и ценам на нее. На внутреннем рынке лесоматериалов Швеции и Финляндии установилась монополия крупных потребителей - целлюлозно-бумажных компаний. Эти компании при участии государства фактически навязывают мелким собственникам малодоходные и высокозатратные модели ускоренного плантационного производства балансового сырья, препятствуют широкому внедрению прогрессивных и экономически выгодных моделей лесопользования на основе несплошных рубок. 

Следует отметить, что применяемые в Швеции и Финляндии модели лесопользования предполагают существенную поддержку мелких собственников из государственного бюджета на стадии закладки лесных культур и проведения первых (агротехнических и лесоводственных) уходов за ними. Поддержка мелких собственников из государственного бюджета и их собственный бесплатный труд означает опосредованное субсидирование всем обществом деятельности крупных потребителей сырья (целлюлозно-бумажных компаний).

«Услуги по уничтожению»

Природоохранное законодательство Швеции и Финляндии довольно «мягкое» в сравнении с аналогичным законодательством России. Однако в погоне за мизерной прибылью собственники лесов готовы иди на любые нарушения. 

Например, в Швеции фактически легально действуют фирмы, оказывающие собственникам «услуги по уничтожению биоразнообразия» на экономически привлекательных участках спелых и перестойных лесов. Заметим, что на рубку «старых» лесов, в которых имеются ценные c точки зрения сохранения биоразнообразия виды, государство может не дать собственнику разрешения, поэтому на подобные «услуги» имеется спрос.

Среди прочего, площадь сплошной рубки леса может достигать 100...500 га, особенно в северной части Швеции и Финляндии, каких-либо ограничений на повреждение почвы тяжелой лесозаготовительной техникой нет. Также, отсутствует практика выделения водоохранных зон, что отрицательно сказывается на качестве внутренних вод и водных биоресурсов.

В результате, большая часть лесных территорий Швеции и Финляндии представляет собой не устойчивые экосистемы, а «лесные огороды» (плантации), неспособные существовать без поддержки человека. Лесные плантации подвержены опасности ветровалов и массового размножения вредителей (насекомых, грибов). 

Например, штормовые ветра в январе 2005 г. повалили в Швеции около 70–80 млн. кубометров на лесных плантациях, что примерно соответствует годовому объему лесозаготовок в стране. Впоследствии участки ветровалов были заселены насекомыми-вредителями. При этом т.н. «естественные» леса благополучно пережили стихию.

Кроме того, на лесных плантациях Швеции активно внедряется новый вид сосны, характерной для Северной Америки – сосны скрученной (Pinus contorta). Площади плантаций составляют в Швеции уже около 500 тыс. га, без какой-либо оценки экологических последствий.

О чем молчит пропаганда скандинавской модели

В Швеции, Финляндии, а также за их пределами ведется интенсивная пропаганда «оптимальности» т.н. «скандинавской» модели лесопользования, при этом все негативные последствия этой модели замалчиваются и являются предметом обсуждения только узкого круга специалистов.

Следует отметить, что государственными органами Швеции и Финляндии предпринимаются определенные шаги по восстановлению экосистем и развитию сетей охраняемых территорий, однако эта активность осуществляется только в государственных лесах. Например, средств, которые ежегодно выделяются в Швеции на выкуп ценных лесов у частных собственников, хватает примерно на 10...15 тыс. га. При этом средний размер охраняемой территории не превышает 1 тыс. га.