Средняя стоимость 1 куб.м древесины на корню чуть меньше 50 р.

Средняя стоимость 1 куб.м древесины на корню чуть меньше 50 р.

Статистика лесопользователей.    
Основные проблемы лесной отрасли России.
Модели взаимоотношения с инвесторами.


Пресс-конференция Заместителя руководителя Федерального агентства лесного хозяйства России Николая Кротова (на фото)


- Какое количество лесопользователей сегодня насчитывается в России?
Н. Кротов: Количество лесопользователей на территории РФ составляет 900 тыс (по данным на 2012 год, – прим.ред). Надо сразу оговориться, что львиная доля из этого числа – 787 тыс. – это граждане, то есть физические лица, это единственный эксклюзивный вид использования лесных ресурсов для гражданина для удовлетворения собственных потребностей в дровах для отопления и в деловой древесине для строительства жилья и надворных построек.

Что касается остальных пользователей, у нас 58 тыс. договоров аренды, по количеству договоров преобладающим видом использования лесов является использование в целях, связанных со строительством и прокладкой линейных сооружений – это новый вид использования, который был введен Лесным кодексом 2007 г. Ранее в каждом таком случае требовался перевод лесного фонда в земли промышленности, транспорта и связи. На втором месте по количеству – договоры по добыче полезных ископаемых. Как правило, это небольшие участки, договоры носят локальный временной характер, и срок их действия жестко завязан на сроке действия лицензии, выданной на добычу полезных ископаемых. По площади безусловный приоритет у договоров, связанных с заготовкой древесины. Если в общем количестве договоров они составляют чуть больше 11,7 тыс. штук, то по площади это составляет более 70% от общей площади, переданной в аренду.

Общая площадь лесов – 1,2 млрд. га, при этом активная площадь земель лесного фонда – около 200 млн га, то есть доля переданных в долгосрочное пользование. Тоже достаточно статичная цифра, она несколько увеличилась за последние два года, но в первую очередь это связано с реализацией приоритетных инвестиционных проектов. 11 тыс. 708 договоров – по заготовке древесины.

По итогам 2012 года можно отметить, что по всем разрешенным к заготовке видам древесины заготовлено 191 млн. куб. м, это на 6 млн куб. м меньше, чем в 2011 г. И это снижение обусловлено, в первую очередь, нюансами, связанными со спецификой 2012 г. У нас львиная доля снижения произошла по тем субъектам РФ, которые почти всегда были определяющими в леспроме, – это Иркутская область – минус почти 1 млн куб. м в 2011 г., это Красноярскиий край, это Республика Карелия и Архангельская область. Вот эти регионы дали максимальное снижение по объемам заготовки.

Причины тут достаточно различные. То есть Иркутская область показала падение на 1 млн. куб. м, и при этом, по предварительным оценкам Федеральной таможенной службы (ФТС), экспорт необработанного круглого леса за 2012 г. по сравнению с 2011 г. сократился на 3 млн. куб. м. Иркутская область – это граница наша с Китаем, и падение поиска в основном по этой стране. Республика Карелия – мы знаем, такой известный факт, как приостановка там Кондопожского ЦБК, где это предприятие является одним из двух основных потребителей низкосортной и низкокачественной древесины. По Архангельской области – это остановка двух лесопильных заводов и одного ЦБК, а по Красноярскому краю это вызвано тем, что лето 2012 г. в Красноярском крае было чрезвычайно жарким и чрезвычайно горимым, и практически весь летний период у предприятий лесозаготовительного комплекса выпал из работы и в связи с запретом на посещение лесов, и в связи с задействованием сил и средств предприятий лесопромышленного комплекса на мероприятиях, связанных с тушением лесных пожаров. То есть здесь сложно выявить какую-то одну причину.

При этом в ряде регионов произошло увеличение заготовки. Из лесопромышленно-знаковых – это Вологодская область. По ряду субъектов мы имеем снижение по заготовке древесины, например Рязань - достаточно яркий пример: 2011 г. – это был тот год, когда в Рязанской области достаточно большой объем древесины был заготовлен при ликвидации последствий пожаров 2010 г. Естественно, в 2012 г. этого ресурса не было, он уже убран, и там снижение по объективным причинам произошло.

Сегодня средняя стоимость 1 куб. м древесины составляет чуть меньше 50 руб., то есть лес на корню у нас по-прежнему остается достаточно дешевым ресурсом – 46 руб. за 1 куб. м. Мы в свое время выходили с предложением в правительство РФ об увеличении размера арендой платы, и пока решение правительства – оставить арендную плату на существующем уровне по причине того, что признаки кризисных явлений на леспроме нашли свое отражение. Я говорил об остановке целлюлозно-бумажных комбинатов, остановке деятельности лесопильных производств, поэтому решение о повышении арендной платы не было принято.

- Что мешает модернизации лесного комплекса?
Н. Кротов: Сейчас очень много в отраслевом сообществе говорится об интенсификации использования лесов, и именно такой термин – "использование лесов" применяют лесопромышленники. Я бы стал говорить об интенсификации ведения лесного хозяйства. И при этом могу констатировать одну вещь: в рамках существующего законодательства, существующих подходов к заготовке древесины экономически привлекательные ресурсы на территории РФ практически подошли к пределу. То есть объем экономически доступной расчетной лесосеки у нас уже весь без исключения задействован в активном пользовании. Если он задействован не весь, то он по крайне мере точно весь закреплен на долгосрочной основе среди предприятий ЛПК.
Последней возможностью закрепить ресурс за экономически эффективным пользователем был реализован правительством РФ в 2009 г., когда вышло 419-е постановление по приоритетным инвестиционным проектам. Было принято решение, что, если инвестор вкладывает в создание мощностей по глубокой переработке древесины свыше 300 млн. руб., ему лесные ресурсы для сырьевого обеспечения этого проекта предоставляются без аукциона. Это решение позволило привлечь инвестиции. На сегодняшний день у нас в перечне приоритетных – его ведет Министерство промышленности и торговли – числится 121 инвестиционный проект с общим объемом 403,7 млрд руб. При этом 79 млн куб. м – это то допсырье, которое требуется для обеспечения работы этих предприятий, и 15 тыс. новых рабочих мест. Это вот тот дополнительный инвестиционный ресурс, который в рамках существующих подходов, удалось привлечь на территорию страны.

Понятно, что из 121 инвестиционного проекта не все реализуются успешно. Но надо сказать, что ежегодно на территории РФ от 5 до 10 новых и модернизированных производств вводится в эксплуатацию. И 2012 г. не стал исключением: 5 инвестпроектов были реализованы, то есть это два производства по группе "Илим", это модернизация существующих целлюлозно-бумажных комбинатов (ЦБК) в Архангельской и Иркутской обл., ООО "Транссибирская лесная компания" в той же Иркутской области, ЗАО "Новоенисейский ОПК" в Красноярском крае и ЗАО "Интернэшнл Пэпер" в Ленинградской области. Вот реализация этих пяти проектов завершилась в 2012 г. И вот такие 5-10 проектов ежегодно в эксплуатацию вводятся.

С точки зрения лесного хозяйства, на наш взгляд, здесь нет выбора. Мы подошли к пределу экономически доступного ресурса, и путей дальнейшего развития событий два: или мы уходим пионерами на освоение новых площадей, но в этом случае мы должны понимать, что создание новых производств в лесах, где эксплуатация активно раньше не велась, требует существенных инфраструктурных затрат, и без помощи государства здесь никакой инвестор не обойдется. Несколько миллиардов не наших денег стоит новый ЦБК и примерно столько же придется вкладывать в инфраструктурные проекты, связанные с тем, что должен возникнуть город рядом с ЦБК, должны быть построены пути транспорта и т.д. Это один путь, и безусловно в условиях Сибири и Дальнего Востока России придется его проделать. По крайней мере, пусть это будет локально, но два-три федеральных проекта, поддержанные на уровне Федерации, должны быть реализованы, чтобы ресурсы были вовлечены в эксплуатацию. Тем более, предпосылки для этого есть. Мы же знаем прекрасно – строят АЯМ (Амуро-Якутская железнодорожная магистраль) - железная дорога скоро придет в Якутск, который никогда не являлся лесопромышленным регионом, но он может им стать, но нужна государственная поддержка.

15 крупных ЦБК на территории страны работают – все без исключения поднимают вопрос о повышении интенсификации лесопользования, о большем изъятии ресурса с гектара. Мы готовы на этот шаг пойти, но если на сегодняшний день сфера активного влияния ЦБК по территории где-то 250-300 км, то есть оттуда автомобильным транспортом они готовы принимать ресурс, и это нам на руку, потому ЦБК используют ресурс, который с точки зрения лесного хозяйства не самый привлекательный – низкосортную древесину, лиственные балансы, тонкомер хвойный. Повысив интенсификацию, мы резко снижаем радиус активного воздействия ЦБК на лесной ресурс - увеличим в два раза съем с гектара, мы ровно в два раза сократим этот радиус. С нашей точки зрения, это не очень хорошо. И здесь других вариантов развития нет. 

Людям, отвечающим за состояние лесного ресурса, крайне нужны производственные мощности на территории России, которые позволят утилизировать низкокачественную древесину. Идеальный утилизатор для очень большого числа многолесных районов – это коммунальная энергетика. По этому пути пошла Европа, но у Европы не было мощного контраргумента моим словам – это углеводородов. У нас он существует. Есть ряд примеров, когда, например, Нижегородская, Архангельская области системно несколько муниципальных образований перевели на тепловую энергию с использованием и отходов лесопиления, и низкосортной древесины, получаемой на лесосеке, и низкосортной древесины, которая оставляется в лесу. 

- Как уживается долгосрочная аренда с восстановлением лесов?
Н. Кротов: С точки зрения законодательства, уживается хорошо. Арендаторы обязаны по договору восстанавливать вырубленные леса. С точки зрения общей статистики по РФ, более 800 тыс. га – это объем работ по лесовосстановлению, выполненных в течение 2012 г. Ежегодный объем сплошной рубки – 900 тыс. га, то есть чуть-чуть больше. Но при этом у нас есть процент лесосек, которые по биологическим причинам оставляются на естественное заращивание. То есть разрыва между рубкой и лесовосстановлением нет.

По арендаторам – 65% из тех объектов, которые я назвал, выполняют арендаторы за счет своих сил и средств. У нас к количественным показателям не так много претензий к арендаторам и к органам исполнительной власти субъектов РФ. У нас есть один существенный вопрос по качеству проводимых работ. Во-первых, на сегодняшний день дефицит посадочного материала на территории РФ (а нам нужно по 800 млн. штук) составляет 10 млн. штук. В прошлом году нам позволил этот дефицит покрыть посадочный материал, который был закуплен и региональными властями, и арендаторами в Республике Беларусь. Это территория Западной России, которая по климатическим условиям подходит для посадочного материала из Белоруссии.

Проблема эта остается, и, соответственно, когда выполняются работы в полном объеме, но при этом они не обеспечиваются в полном объеме расходными материалами, вопросы по качеству даже чисто теоретически могут возникнуть. Мы в ряде случаев сталкиваемся с тем, что арендатор, отчитавшись за выполненные работы, по факту их не произвел. В 2012 г., опять же впервые за все время, 8 договоров аренды расторгнуты на основании того, что арендатор не выполнил мероприятия по лесовосстановлению. До этого у нас причина расторжения практически всегда была одна – пропуск двух сроков уплаты арендной платы. Эта запись есть прямая в Лесном кодексе, что это основание для расторжения договора, и, как правило, проблем в судах не возникает. А вот впервые 8 договоров были расторгнуты за невыполнение арендатором лесохозяйственных мероприятий.

Есть крупные компании, есть арендаторы – крестьянско-фермерские хозяйства, индивидуальные предприниматели, которые очень добросовестно относятся к исполнению своих обязательств. "Монди Сыктывкарский ЛПК" – это единственный арендатор, который за счет своих сил и средств построил у себя комплекс по выращиванию посадочного материала с закрытой корневой системой, то есть европейский подход. В целом мы в 2011-2012 гг. построили шесть таких комплексов за счет средств федерального бюджета, потому что это новый технологический уровень, но "Монди" –  австрийская компания – реализовала такую же программу за счет своих средств, относясь к обязанностям по лесовосстановлению так, как должен относиться арендатор, который рассчитывает работать здесь много лет. Я знаю, что в рамках инвестиционных проектов, которые я назвал, – расноярский край, Тюменская область и Вологодская область – отдельным блоком идут инвестиции по строительству таких цехов по выращиванию посадочного материала.

- Что такое "интенсивное лесопользование" в понимании Рослесхоза и что такое в понимании российского бизнеса? Как они себе это представляют?
Н. Кротов: Интенсивное лесопользование в понимании российского бизнеса – это комплекс мер, направленных на то, чтобы по их итогам можно было с 1 га лесной земли снимать больший урожай древесины. В понимании Федерального агентства лесного хозяйства (я говорю не об интенсивном лесопользовании, а об интенсивном ведении лесного хозяйства) это комплекс мер, направленных на то, чтобы при снимании большего урожая с одного гектара точно так же интенсивно производились меры, чтобы на этом гектаре восстанавливалась лесная среда. То есть бизнес говорит о том, что давайте мы будем делать рубки с большей интенсивностью, что позволит нам (и ссылаются на пример скандинавских стран) резко увеличить ежегодный прирост. При этом Финляндия тоже доказывает, что по итогам 20-30-летней работы они приходят к снижению возраста рубок, но при этом почему-то бизнес забывает, что Финляндия 100% восстанавливает посадкой, 80% –  закрытой корневой системой, и 100% семян улучшенного качества. А вот они предлагают: давайте мы возьмем финский опыт с точки зрения того, что корову будем доить 3 раза в день, а кормить будем, как в России, один раз. Но ведь это неправильно.